Опубликовано

Юридическая статья норм

Юридическая дефиниция: норма права или статья закона? (Чашин А.Н.)

Дата размещения статьи: 02.12.2015

Как известно, в юриспруденции нередко встречаются понятия, которые можно отнести к нечетким множествам (например, «систематическое хищение», «крупный размер» и т.п.). «В процессе работы над законопроектом законодатель стремится превратить нечеткие понятия в законопроекте в четкие. Это достигается путем введения определений понятия» , т.е. дефиниций. В том, что в правовой жизни имеют место дефиниции, нет никакого сомнения. Споры ведутся относительно их природы и места в классификационных схемах. Подавляющая часть правоведов считает дефиниции разновидностью правовых норм, используя следующую терминологию: «нормы-определения» , «нормы-дефиниции» , «дефинитивные нормы» . М.И. Байтин и Д.Е. Петров относят дефиниции к нормам, а нормы-дефиниции — к отправным (исходным, учредительным) нормам, которые «не являются непосредственно регулятивными, поскольку сами не закрепляют прав и обязанностей субъектов, не характеризуются трехэлементной структурой и не представляют собой абстрактно-типической модели соответствующего правоотношения» . И.А. Фаршатов также называет дефиниции нормами права, классифицирует их как специализированные, не относя последние к регулятивным. Однако в отличие от предыдущих авторов И.А. Фаршатов считает нормы-дефиниции не отправными, а дополнительными к регулятивным , т.е. меняет местами их генетическое соотношение. По мнению М.Д. Хайретдиновой, «специфичная правовая нормативность законодательной дефиниции позволяет ее рассматривать в качестве нетипичного вида юридических норм. » .
———————————
Системность законодательства как фактор повышения его качества (Статья подготовлена Сектором общей теории и социологии права ИГП РАН) // Государство и право. 2002. N 8. С. 9.
Мальцев Г.В. Социальные основания права. М.: Норма; ИНФРА-М, 2011. С. 648.
Ромашов Р.А. Закон, правило, норма, долженствование // Правоведение. 2001. N 6. С. 19.
Мальцев Г.В. Указ. соч. С. 708.
Байтин М.И., Петров Д.Е. Система права: к продолжению дискуссии // Государство и право. 2003. N 1. С. 29.
Фаршатов И.А. Специализированные и специальные нормы права // Государство и право. 2003. N 6. С. 24.
Хайретдинова М.Д. Законодательная дефиниция (проблемы теории и практики): автореферат дис. . канд. юрид. наук. Н. Новгород: Нижегородская академия МВД России, 2008. С. 8.

Противоположная точка зрения базируется на отрицании нормативной природы юридических дефиниций. Так, Г.В. Мальцев писал, что «некоторые юристы полагают, что определения в праве, хотя и полезны для целей регулирования, не могут быть признаны юридическими нормами, потому что резко отличаются от последних по своему логическому статусу и происхождению» .
———————————
Мальцев Г.В. Указ. соч. С. 709.

Такой теоретический дуализм традиционен для отечественной правовой науки. Еще в 1970 г. в базовом учебнике по теории государства и права отмечалось следующее: «Одни авторы полагают, что подобного рода положения [дефиниции. — А.Ч.] правовых актов не имеют нормативного характера и вовсе не являются юридическими нормами, ибо в них нет веления, обязывающего к определенному поведению, запрета или дозволения определенных действий. Другие считают, что хотя такие содержащиеся в правовых актах положения непосредственно не регулируют поведение субъектов, но они являются правовыми нормами, неразрывно связанными с нормами, предусматривающими конкретные виды поведения отдельных людей и их коллективных образований. Из этого делается вывод, что не всякая норма права есть правило поведения» . В первом случае делается отсылка к П.Е. Недбайло, во втором — к И.С. Самощенко.
———————————
Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Основные институты и понятия / отв. ред. Г.Н. Манов. М.: Юрид. лит-ра, 1970. С. 355.

Существует третья точка зрения на природу правовых дефиниций. В. Туранин считает, что «законодательная дефиниция может быть частью нормы права. но не самой правовой нормой» . Такой взгляд не получил, к сожалению, к сегодняшнему дню широкого распространения, хотя потенциал его следует признать довольно высоким. Перспективность этого варианта понимания сути правовых дефиниций обосновывается ниже.
———————————
Туранин В. Теория и практика использования законодательных дефиниций: монография. М.: БЕК, 2009. С 10.

Итак, как минимум полувековой период осмысления природы юридических дефиниций не сдвинул эту часть науки с мертвой точки и не привел к единому мнению. В чем же трудность? Думается, что принципиальная неразрешимость спора о дефинициях заключается в невозможности достаточной аргументации тезисов ни одной из дискутирующих сторон. Подобная невозможность кроется, в свою очередь, в исходно неверном выборе исследовательского вектора. Юридические дефиниции нельзя безоговорочно относить к нормам права, в этом второй из приведенных нами подходов верен. Но не оттого, что дефиниции не содержат в себе веления, запрета или дозволения, а оттого, что характер взаимного соотношения дефиниции, нормы права и статьи закона неразрывен. Как верно подмечает А.И. Бобылев, «в статье закона может содержаться часть нормы или даже часть ее элемента» . Именно так соотносится юридическая дефиниция со статьей закона и с нормой права. Она в обоих случаях — часть. Будучи записанной в статье закона (а равно любого иного нормативного правового акта), дефиниция представляет собой, как правило, часть этой статьи. Это либо один из пунктов (например, в ст. 5 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ дается более шестидесяти дефиниций), либо приложение к статье (например, в примечании 1 к ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ (далее — УК РФ) помещено определение понятия «хищение»). Иногда дефиниция заполняет весь текст статьи, как это имеет место в ст. 94 Конституции РФ , определяющей термин «Федеральное собрание». Трудно не согласиться с тем, что дефиниция — это часть текста нормативного правового акта. Но она же и часть нормы права.
———————————
Бобылев А.И. Современное толкование системы права и системы законодательства // Государство и право. 1998. N 2. С. 27.
СЗ РФ. 2001. N 52 (ч. I). 24 дек. Ст. 4921.
СЗ РФ. 1996. N 25. 17 июня. Ст. 2954.
СЗ РФ. 2009. N 4. 26 янв. Ст. 445.

Именно на примере примечания 1 к ст. 158 УК РФ наиболее четко видна природа правовой дефиниции. Обратимся к тексту уголовного закона. Абзац 1 ч. 1 ст. 158 УК РФ представляет собой диспозицию уголовно-правовой нормы, сформулированной кратко: «Кража, то есть тайное хищение чужого имущества». Вторым абзацем размещена санкция. Но для того чтобы правоприменитель верно ориентировался в том, что следует понимать под термином «хищение», определение последнего оторвано от основного тела диспозиции и помещено в примечании. Если бы законодатель этого не сделал, то определением хищения пришлось бы загромождать не только текст ст. 158 УК РФ, но и тексты ст. 159 — 162, 164 — 166, 183, 221, 225, 226, 229 и др. того же Кодекса. Последовательно обращаясь к текстам ч. 1 ст. 158 УК РФ и примечания 1 к ней, пользователь складывает для себя мозаику диспозиции правовой нормы. Кстати, Г.В. Мальцевым подмечено, что «в уголовных кодексах нормы, определяющие состав преступления, внешне выглядят как дефиниции, охватывающие основные признаки соответствующего действия или бездействия» . Такое наблюдение следует признать верным с той лишь корректировкой, что состав преступления определяется не всей нормой, а исключительно диспозицией. Равным образом дефиниция может быть частью любой иной части правовой нормы. Например, ч. 1 ст. 46 УК РФ дает определение понятия «штраф», которое дополняет все санкции, предусматривающие этот вид уголовного наказания, включенные в статьи того же Кодекса.
———————————
Мальцев Г.В. Указ. соч. С. 718.

Получаем следующее: юридическая дефиниция является частью элемента правовой нормы и одновременно частью статьи нормативного правового акта или целой статьей. Кстати, двоякое отношение к дефинициям в своих трудах демонстрировал упомянутый Г.В. Мальцев, называя их «норма закона, законодательная норма» , т.е. сводя в одном понятии и статью закона, и норму права. Изложенное выше позволяет высказать мнение о впадении в ошибку О.В. Берга, заявляющего, что «не следует смешивать дефинитивные и регулятивные нормы права, поскольку это приводит к искажению правового регулирования» . Представляется, что их именно нужно смешивать, т.к. дефиниция есть часть регулятивной правовой нормы. А различать следует дефиниции-статьи и статьи, содержащие правила поведения. Предлагаемое нами видение природы юридических дефиниций ставит под сомнение позиции тех ученых, которые классифицируют дефиниции как разновидности правовых норм, поскольку часть не является разновидностью целого. Юридические дефиниции не образуют отдельного класса правовых норм, хотя по своей природе являются именно нормами права (их частью). Одновременно предлагаемый подход не приемлет позиции тех представителей юридической науки, которые вовсе отрицают нормативно-правовую природу дефиниций, используемых в праве.
———————————
Мальцев Г.В. Указ. соч. С. 616.
Берг О.В. Некоторые вопросы теории нормы права // Государство и право. 2003. N 4. С. 20.

Позиция автора статьи близка к мнению В. Туранина, приведенному выше, но полного согласия с этим автором у нас нет. Дело в том, что В. Туранин считает дефиницию «базовым элементом» нормы права, тогда как выше мы отчетливо продемонстрировали, что дефиниция — только часть элемента нормы права (гипотезы и др.). Под этим ракурсом доля правды видится в высказывании А.С. Бахты: «Нормы-дефиниции являются специальными. Поэтому, на наш взгляд, было бы ошибочным пытаться отыскать в них элементы логической правовой нормы — гипотезу, диспозицию, санкцию» . Действительно, искать в дефинициях гипотезу, диспозицию или санкцию бесполезно, но не потому, что дефиниции являются какими-то особыми (специальными) нормами, а потому, что они сами — часть элемента такой нормы. Верным будет другое высказывание: дефиниции полезно искать в гипотезе, диспозиции и санкции.
———————————
Туранин В. Указ. соч. С 10.
Бахта А.С. Нормы-дефиниции в уголовно-процессуальном праве // Российская юстиция. 2009. N 11. С. 57 — 58.

Автор в полной мере осознает нетривиальность мнения, излагаемого в настоящей статье, и готов к дискуссии на эту тему, одновременно ратуя о необходимости проведения полноценного научного исследования природы юридических дефиниций, в том числе с учетом высказанного выше.

Литература

1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.) в ред. от 30 декабря 2008 г. // СЗ РФ. 2009. N 4. 26 янв. Ст. 445.
2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ в ред. от 25 ноября 2013 г. // СЗ РФ. 2001. N 52 (ч. I). 24 дек. Ст. 4921.
3. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ в ред. от 25 ноября 2013 г. // СЗ РФ. 1996. N 25. 17 июня. Ст. 2954.
4. Байтин М.И., Петров Д.Е. Система права: к продолжению дискуссии // Государство и право. 2003. N 1. С. 25 — 34.
5. Бахта А.С. Нормы-дефиниции в уголовно-процессуальном праве // Российская юстиция. 2009. N 11. С. 56 — 59.
6. Берг О.В. Некоторые вопросы теории нормы права // Государство и право. 2003. N 4. С. 19 — 25.
7. Бобылев А.И. Современное толкование системы права и системы законодательства // Государство и право. 1998. N 2. С. 22 — 27.
8. Мальцев Г.В. Социальные основания права. М.: Норма; ИНФРА-М, 2011. 800 с.
9. Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Основные институты и понятия / отв. ред. Г.Н. Манов. М.: Юрид. лит-ра, 1970 г. 624 с.
10. Ромашов Р.А. Закон, правило, норма, долженствование // Правоведение. 2001. N 6. С. 13 — 19.
11. Системность законодательства как фактор повышения его качества (Статья подготовлена Сектором общей теории и социологии права ИГП РАН) // Государство и право. 2002. N 8. С. 5 — 15.
12. Туранин В. Теория и практика использования законодательных дефиниций: монография. М.: БЕК, 2009 г. 108 с.
13. Фаршатов И.А. Специализированные и специальные нормы права // Государство и право. 2003. N 6. С. 22 — 28.
14. Хайретдинова М.Д. Законодательная дефиниция (проблемы теории и практики): автореф. дис. . канд. юрид. наук. Н. Новгород: Нижегородская академия МВД России, 2008. 33 с.

Структура юридической нормы. Соотношение нормы права и статьи нормативного акта

Особенности, содержание и назначение большей части правовых норм – правил поведения – тесно связаны с их структурой. Любая такая норма устанавливает для участников регулируемых ею общественных отношений взаимные права и обязанности; предусматривает фактические обстоятельства, при наличии которых носителями этих прав и обязанностей становятся определенные, конкретные лица – субъекты правоотношений; предупреждает о последствиях нарушения данной нормы. Этому содержанию нормы права – правила поведения – соответствует свойственная только ей структура – внутреннее строение, характеризуемое единством и взаимосвязью составляющих ее трех элементов: диспозиции, гипотезы и санкции.

Гипотеза – это структурный элемент нормы права, указывающий на жизненные условия, фактические обстоятельства вступления нормы в действие, реализации ее диспозиции.

Диспозиция – структурный элемент юридической нормы, в котором определяются права и обязанности субъектов права, устанавливаются возможные и должные варианты их поведения.

Санкция – структурный элемент, предусматривающий последствия нарушения правовой нормы, определяющий вид и меру юридической ответственности для нарушителя ее предписаний.

Главным элементом, сердцевиной юридической нормы, заключенного в ней правила поведения является диспозиция. Исходя из этой посылки, некоторые авторы трактуют диспозицию как само правило поведения, т.е. отождествляют диспозицию с нормой права. Такое суждение, однако, трудно признать правильным. Диспозицию нельзя ни противопоставлять другим составным элементам правовой нормы, ни отрывать от них. Несмотря на свою приоритетность в структуре правовой нормы, диспозиция сама по себе еще не есть норма права. Только в результате системного объединения, целостного единства трех частей – диспозиции, гипотезы и санкции, – обладающих относительной самостоятельностью и своими особенностями, образуется целостное, качественно новое правило поведения.

Каждый из названных элементов имеет в структуре правовой нормы свое особое место и назначение, вследствие чего, по справедливому суждению, сложившемуся в юридической науке, без гипотезы норма бессмысленна, без диспозиции немыслима, без санкции бессильна. Таким образом, структура юридической нормы как логическая взаимосвязь гипотезы, диспозиции и санкции в наиболее общем и кратком виде может быть выражена формулой: «если – то – иначе (в противном случае)».

Гипотеза – предпосылка практического функционирования нормы права, ее претворения в жизнь в форме правоотношения. В ней указываются юридические факты, наличие которых служит основанием для возникновения, изменения или прекращения правоотношений.

Устанавливая обстоятельства и сферу действия нормы, гипотеза одновременно очерчивает круг участников (субъектов) регулируемых отношений, которых диспозиция «связывает» взаимными правами и обязанностями. Тем самым посредством гипотезы предусмотренный диспозицией абстрактный вариант поведения приурочивается к конкретным лицам, к тому или иному жизненному случаю, событию или действию, месту, времени, возрасту и другим конкретным жизненным обстоятельствам.

В зависимости от строения гипотезы подразделяются на простые и сложные.

Простая гипотеза предполагает какое-то одно условие, через которое реализуется юридическая норма. Например, гипотеза нормы, выраженной в статье 674 ГК РФ: «Договор найма жилого помещения заключается в письменной форме».

Если гипотеза связывает действие нормы с наличием двух или более условий, то она называется сложной. Такова, к примеру, гипотеза нормы, изложенной в статье 130 Семейного кодекса РФ: «Не требуется согласия родителей ребенка на его усыновление в случаях, если они: неизвестны или признаны судом безвестно отсутствующими; признаны судом недееспособными; лишены судом родительских прав. по причинам, признанным судом неуважительными, более шести месяцев не проживают совместно с ребенком и уклоняются от его воспитания и содержания».

Разновидностью сложной гипотезы является альтернативная гипотеза. Ее сходство с другими сложными гипотезами состоит в том, что она также предусматривает два или несколько условий осуществления правовой нормы. Однако согласно альтернативной гипотезе – и в этом ее отличие – для вступления нормы права в действие достаточно одного из перечисленных в ней фактических обстоятельств. Так, норма, сформулированная в статье 132 ГПК РСФСР, устанавливает, что судья принимает встречный иск в трех случаях: если встречное требование направлено к зачету первоначального требования; если удовлетворение встречного иска исключает полностью или в части удовлетворение первоначального иска; если между встречным и первоначальным иском имеется взаимная связь и их совместное рассмотрение приведет к более быстрому и правильному рассмотрению споров. При наличии любого из указанных условий судья принимает встречный иск.

Другим основанием для классификации гипотез служит форма их выражения. По этому критерию они подразделяются на абстрактные и казустические.

Абстрактная гипотеза, указывая на условия действия нормы, акцентирует внимание на их общих, родовых признаках. Абстрагируясь от частного, она вместе с тем связывает осуществление нормы с наступлением конкретных отношений определенного вида в качестве предмета правового регулирования. Отсюда следует, что абстрактная гипотеза, как и все абстрактное, является тем же конкретным, но взятым в его типичных чертах и проявлениях. Преобладание в правовой системе норм с абстрактными гипотезами объясняется тем, что это способствует разумным пределам объема и стабильности нормативного материала.

Примеров абстрактной гипотезы множество. Обратимся к одному из элементарных – норме, выраженной в части 1 статьи 130 УК РФ, которая содержит запрет совершать преступление, заключающееся в оскорблении, т.е. унижении чести и достоинства другого лица, выраженном в неприличной форме, и определяет наказание за его нарушение. Гипотеза этой нормы носит абстрактный характер. Это проявляется в том, что данная гипотеза не указывает на частные обстоятельства, конкретные формы и способы унижения чести и достоинства личности, которое может быть совершено как в устной, так и в письменной форме, либо действием в присутствии или даже в отсутствие потерпевшего и т.п., не детализирует возможные проявления «неприличной формы выражения».

Казустическая гипотеза связывает реализацию юридической нормы, возникновение, изменение или прекращение основанных на ней правоотношений с отдельными, строго определенными частными случаями, которые трудно или невозможно отразить с помощью абстрактной гипотезы. Например, гипотеза нормы уголовного права предусматривает вступление этой нормы в силу при наличии состава преступления, состоящего в надругательстве над телами умерших и местами их захоронения (ч. 1 ст. 244 УК РФ). В приведенном примере гипотеза предполагает отдельные, конкретно-определенные, сравнительно редко встречающиеся в судебной практике случаи.

Безотносительно к той или иной разновидности гипотеза всегда предполагает условия наступления действия юридической нормы, приведения в движение ее диспозиции.

Диспозиция – это стержень правовой нормы, квинтэссенция содержания правила поведения. В диспозиции получает выражение предоставительно-обязывающий характер нормы права, позволяющий ей, при наличии предусмотренных гипотезой условий, выступать в качестве государственного регулятора отношений между людьми, необходимой юридической предпосылки правовых отношений. Именно диспозиция заключает и себе модель правомерного поведения.

В зависимости от формы выражения диспозиции подразделяются на управомочивающие, обязывающие и запрещающие.

Управомочивающие диспозиции предоставляют субъектам право на совершение предусмотренных и них положительных действий, определяют тот или иной вариант их возможного, дозволенного поведения. В качестве операторов волевого поведения субъектов в управомо-чивающих диспозициях выступают слова «вправе», «имеет право», «может». Например, диспозиция нормы, содержащейся в части 2 статьи 45 Конституции РФ: «Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не противоречащими закону».

Обязывающие диспозиции возлагают на субъектов обязанность совершения определенных положительных действий, предписывают им тот или иной вариант должного поведения. В качестве операторов волевого поведения в обязывающих диспозициях используются слова: «обязан», «должен», «подлежит». Например, диспозиция нормы, закрепленной в части 2 статьи 15 Конституции РФ: «Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы».

Запрещающими называются диспозиции, содержащие запрет совершения определенных противоправных действий (или бездействия). Запрещающая диспозиция – требование воздерживаться от определенного варианта отрицательного поведения, которое законом признается правонарушением. Операторами волевого поведения в запрещающих диспозициях служат слова: «запрещается», «не вправе», «не может», «не допускается». Например: «При приеме на работу запрещается требовать от трудящихся документы помимо предусмотренных законодательством» (ст. 19 Кодекса законов о труде РФ). Запрещающими являются все нормы Особенной части УК РФ, поскольку диспозиция каждой из них заключается в запрете совершения определенного вида преступления под угрозой наказания.

В случае нарушения диспозиции правовой нормы вступает в действие предусмотренная данной нормой санкция.

Санкция юридической нормы – это ее третий, заключительный элемент, в котором предусмотрены определенные нежелательные последствия материального, физического, психического и т.п. характера, наступающие для лица, нарушившего диспозицию данной нормы. По своему содержанию санкция есть вид и мера юридической ответственности правонарушителя.

Подкрепляя диспозицию, санкция вносит дополнительные существенные штрихи в характеристику юридической нормы и права в целом как государственного регулятора социальных отношений. В санкциях особенно выпукло проявляется и конкретизируется неразрывная связь государства и права.

Профилактическое влияние санкции на сознание субъектов регулируемого отношения в целях обеспечения их правомерного поведения начинается с момента издания правовой нормы. В действие же механизма правового регулирования она вступает в случае совершения правонарушения в целях пресечения противоправных действий (или бездействия) и восстановления нарушенного права.

Санкция – наиболее подвижная, динамичная часть нормы права. Она особенно чутко реагирует на изменения, происходящие в условиях жизни общества и государства, в общественных отношениях. Это позволяет, не меняя более или менее длительное время нормы права в целом, вносить изменения лишь в их санкции, приспосабливая тем самым существующие общие правовые предписания к решению назревших потребностей общественного развития.

Санкции юридических норм различаются прежде всего по их отраслевой принадлежности. К уголовно-правовым санкциям относятся, например, штраф, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, исправительные работы, конфискация имущества, арест, лишение свободы на определенный срок, пожизненное лишение свободы и другие виды наказания, предусмотренные УК РФ. Наказание представляет собой меру государственного принуждения, назначаемую по приговору суда. Оно применяется к лицу, признанному виновным в совершении преступления, в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений.

Административно-правовые санкции предусматривают предупреждение; штраф; конфискацию предмета, явившегося орудием совершения или непосредственным объектом административного правонарушения; лишение специального права, предоставленного данному гражданину (например, права управления транспортными средствами, права охоты); исправительные работы; административный арест и другие виды взысканий. Они применяются административными органами и судом к лицам, совершившим административные правонарушения.

Дисциплинарно-правовые санкции включают в себя замечание, выговор, строгий выговор, увольнение и другие дисциплинарные взыскания, предусмотренные Кодексом законов о труде Российской Федерации. Они применяются администрацией предприятия, учреждения, организации за нарушение трудовой дисциплины. С этой разновидностью санкций сочетается, хотя имеет и самостоятельное значение, такая санкция, как материальная ответственность работников за ущерб, причиненный предприятию, учреждению, организации хищением, умышленной порчей, недостачей или утратой отдельных видов имущества и других ценностей, а также в тех случаях, когда фактический размер ущерба превышает его номинальный размер.

Среди гражданско-правовых санкций, применяемых за совершение гражданских правонарушений, преобладают санкции в виде возмещения правонарушителем причиненного имущественного вреда (обращение взыскания на имущество и денежные средства должника, изъятие имущества из чужого незаконного владения, возмещение убытков, принудительное выполнение невыполненной обязанности и т.п.) или в виде взыскания с виновного в нарушении договорных обязательств неустойки (штрафа, пени).

Соответствующие санкции присущи также нормам, относящимся и к другим отраслям права.

По характеру неблагоприятных для нарушителя последствий санкции подразделяются на правовосстановительные (возместительные) и штрафные (карательные). К первым относятся: санкции гражданского, финансового, трудового, процессуального права, ко вторым – уголовного и административного права.

В зависимости от степени определенности санкции юридических норм делятся на абсолютно-определенные, относительно-определенные и альтернативные.

Абсолютно-определенные санкции точно указывают меру государственного воздействия, которая должна быть применена в случае нарушения данной нормы.

Относительно-определенные санкции устанавливают низший и высший или только высший пределы меры государственного воздействия на правонарушителя. Например, санкции норм Особенной части уголовного права, выраженные формулами: «наказывается лишением свободы на срок от. до. лет», «наказывается лишением свободы на срок до. лет».

Альтернативные санкции позволяют правоприменителю выбрать из двух или нескольких возможных вариантов меры государственного воздействия какой-то один – наиболее соответствующий конкретным обстоятельствам совершенного правонарушения. Например, модели многих санкций уголовно-правовых норм («наказывается лишением свободы на срок до. лет, или исправительными работами на тот же срок, или увольнением от должности»).

Правильное понимание структуры юридической нормы с необходимостью предполагает четкое представление о соотношении нормы права и статьи нормативного акта. Данный вопрос имеет важное не только научное, по и практическое значение. Смешение нормы права, которая относится к содержанию права, со статьей нормативного акта, относящейся к форме выражения права, их отождествление ведет к неправильному представлению о внутреннем строении юридической нормы, постановке под сомнение или даже отрицанию ее трехэлементной структуры, затрудняет процесс применения права.

Норма прапа далеко не во всех случаях совпадает со статьей закона или иного нормативного акта. Не всегда в словесной формулировке отдельной статьи можно обнаружить все три известных нам элемента соответствующей правовой нормы, не говоря о том, что и тогда, когда норма права и статья нормативного акта совпадают, структурные элементы нормы зачастую не лежат на поверхности, требуется вычленить их путем мыслительного процесса. Непринятие во внимание этого обстоятельства ведет к утверждениям о двухэлементной структуре некоторых правовых норм, когда у одних из них якобы отсутствует гипотеза, у других – санкция.

Вопрос о соотношении нормы права и статьи нормативного акта тесно связан с правилами законодательной техники, такими ее требованиями, как ясность, краткость и компактность изложения нормативного материала, удобство его изучения, толкования и применения. Сообразно этому в тексте статей формулировки некоторых элементов нормы могут сливаться, отдельные элементы полностью или частично подразумеваются. Например, в словесной формулировке диспозиций многих норм нередко указываются либо только субъективные права, либо только юридические обязанности одной из сторон, но при этом необходимым образом подразумеваются соответствующие им обязанности или права другой стороны.

В наиболее общем виде различаются три варианта соотношения нормы права и статьи нормативного акта или, что одно и то же, три способа изложения юридических норм в статьях нормативных актов.

1. Норма права и статья закона или другого нормативного акта совпадают. В этом случае в статье наличествуют все три элемента, составляющие выраженную в ней правовую норму. В качестве примера можно сослаться на любую норму Особенной части уголовного права. Диспозиция последней означает запрет совершения указанного в статье состава преступления (убийство, кража, мошенничество, терроризм, хулиганство, возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды и т.д.), гипотеза предполагает условия вступления нормы в действие (если кто-либо совершил данное преступление), санкция определяет наказание за нарушение содержащегося в диспозиции запрета, т.е. за совершение определенного преступления.

2. Норма права изложена в двух или нескольких статьях одного и того же нормативного акта или даже другого нормативного акта. Например, гипотеза и диспозиция нормы, предусматривающей обязанность должника возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, расположены в одной статье (ст. 393 ГК РФ), тогда как санкция этой нормы, заключающаяся в обращении взыскания на имущество должника, находится в другой статье (ст. 368 ГПК РСФСР).

3. В одной статье нормативного акта содержатся две или несколько юридических норм. Например, статья 14 Семейного кодекса РФ, указывающая на препятствия к заключению брака, включает четыре части, каждая из которых представляет собой отдельную правовую норму. Большинство статей Особенной части УК РФ состоит из двух или более частей, каждая из которых – самостоятельная норма права.

Структура юридической нормы

Структуру любой правовой нормы образует единство составляющих ее элементов. Однако характер этих элементов, их количество, расположение, способ связи и назначение зависят от вида юридических норм. Следует, таким образом, различать структуру юридических норм отправных (исходных, учредительных) и норм – правил поведения.

Логическая структура нормы – правила поведения воссоздается мыслительным путем и представляет собой формулу: «Если. то. иначе (в противном случае). «.

Словом «если» предваряется гипотеза нормы, словом «то» – диспозиция нормы, словом «иначе» – санкция нормы. Для воссоздания логической структуры, кроме требований и правил логики, необходимо хорошее знание законодательства, юридической техники, системообразующих связей правовых норм и механизма их действия.

Трехчленная логическая структура норм-правил поведения имеет исключительно большое значение для правотворческой и правоприменительной деятельности, так как позволяет создавать жизнеспособную, проверенную практикой, эффективную систему государственно-правового воздействия на поведение человека.

В правоприменительной деятельности логико-юридическая структура нормы выступает в качестве программы индивидуальных действий правоприменителя или лица, реализующего норму в иных формах. Эта структура раскрывает механизм воплощения субъективных прав и юридических обязанностей в фактическом поведении субъектов. Формула трехчленного строения юридической нормы-правила поведения отражает механизм воздействия права на поведение субъектов и выступает одновременно в качестве структуры правового нормативного предписания.

Норма права – это выделяемое логическим образом общее правило, которое воплощает органические связи между нормативными предписаниями и обладает полным набором свойств, раскрывающих их государственно-властную, регулятивную природу. В соответствии с этим выделяется и структура юридической нормы. Норма права имеет в своем составе три элемента: гипотезу, диспозицию и санкцию.

Гипотеза – элемент юридической нормы, указывающий на жизненные обстоятельства, при наличии которых реализуется ее диспозиция.

Посредством гипотезы определенный абстрактный вариант поведения привязывается к конкретному жизненному случаю, субъекту, времени и месту. Обобщение социальных ситуаций приводит к формированию модели поведения, а каждая из этих ситуаций вдыхает жизнь в правило поведения, переводит его на уровень отдельного случая, придает ему предметный характер. В рамках гипотезы осуществляется диалектическое взаимодействие общего и частного. Гипотеза – необходимый элемент структуры юридической нормы-правила поведения, выступает условием обязательности диспозиции. Предположительный характер гипотезы не ставит под сомнение достоверность существования обстоятельств, с которыми связывается действие (бездействие) правила поведения, и не колеблет его обязательности, а лишь подчеркивает ситуативность этих обстоятельств. Нельзя согласиться в этой связи с тем, что уголовно-правовые нормы не имеют гипотезы потому, что предположительный характер несовместим с категоричностью этих норм.

Диспозиция – это элемент юридической нормы, указывающий на правило поведения, которому должны следовать участники правоотношений.

Наиболее простым способом формулирования диспозиции нормы является указание в ней дозволяемых и запрещаемых действий (бездействия) без описания признаков данных деяний. Таким путем создаются нормы с простой диспозицией, когда речь идет о широко известных и всем само собой понятных действиях (например, убийство). В других случаях, когда нельзя ограничиться лишь наименованием предписываемого действия в силу его малоизвест- ности или разноречивости, нормы издаются с описательной диспозицией. То есть в диспозиции формулируются существенные признаки действия (например, описание кражи как тайного похищения чужого имущества).

Санкция юридической нормы содержит описание неблагоприятных последствий для правонарушителя, мер государственного принуждения, наказания.

Приведем пример изложения текста законодательного акта (ст. 173 ГК РФ) в виде нормы права: «Если сделка совершается юридическим лицом (гипотеза), то она должна соответствовать целям деятельности, определенно ограниченным в его учредительных документах (диспозиция), иначе она может быть признана судом недействительной (санкция)».

В зависимости от способа, которым санкции охраняют правопорядок, обеспечивают исполнение предусмотренных в нормах обязанностей, они делятся на правовосстановительные и штрафные (карательные).

По степени определенности санкции делятся на относительно-определенные (в них указан высший и низший предел наказания), абсолютно-определенные (содержат строго определенную меру наказания) и альтернативные (позволяющие сделать выбор) санкции.

Структура отправных (учредительных) норм права отличается от структуры правил поведения.

Эти нормы весьма неоднородны и отличаются друг от друга степенью общности, функциональным назначением, динамизмом действия, общеправовой или отраслевой принадлежностью.

Но всем им присуще общее свойство: они законодательно закрепляют (учреждают) какое-либо правовое положение материального или процедурного характера либо путем его словесного обозначения, либо указания одного или нескольких существенных признаков, либо полного определения (дефиниции). Эти признаки правового понятия, явления, принципа, общественно-политической ситуации выступают в качестве структурных элементов отправной (учредительной) юридической нормы. При этом логическая структура выражается либо полно, и тогда она совпадает со структурой законодательного нормативного предписания, либо «урезается» до констатации какого-либо факта или признака правового понятия (явления).

Поэтому нет смысла искать в отправных (учредительных) нормах гипотезу, диспозицию или санкцию. Они имеют иные структурные элементы.

Соотношение нормы права и статьи закона

Внутренняя структура нормы права не во всех случаях совпадает с внешней. Статья нормативного акта и норма права могут и не совпадать. Законодатель пользуется внешними формами выражения норм права, считаясь с соображениями удобства, экономичности, большей ясности и доступности изложения правового предписания, большей его убедительности. Поэтому логическая структура нормы права может не совпадать с формой словесного выражения.

Выделяют три способа изложения норм права в статьях нормативных правовых актов.

1. Прямой способ изложения состоит в том, что в статье нормативного правового акта излагаются все три элемента правовой нормы (например, ст. 175 ГК РФ).

Статья 175 ГК РФ

Сделка, совершенная несовершеннолетним в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет без согласия его родителей, усыновителей или попечителя, может быть признана судом недействительной.

Приведенную в качестве примера статью можно преобразовать в норму права: «Если сделка совершается несовершеннолетним в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, то необходимо согласие его родителей, усыновителей или попечителя, иначе она может быть признана судом недействительной». Гипотеза этой правовой нормы описывает субъект права, диспозиция – правило совершения сделок несовершеннолетним, санкция указывает на нежелательные последствия в виде признания сделки недействительной.

Статья 428 ГК РФ

Договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах.

2. Отсылочный способ имеет место в тех случаях, когда в тексте акта имеются не все элементы правовой нормы и содержится определенная отсылка к другим статьям данного акта, где находятся иные элементы нормы права. Примером является п. 3 ст. 420 ГК РФ: «К обязательствам, возникшим из договора, применяются общие положения об обязательствах (ст. 397–419), если иное не предусмотрено правилами настоящей главы и правилами об отдельных видах договоров, содержащихся в настоящем Кодексе».

3. Бланкетный способ изложения означает, что в статье нормативного правового акта устанавливается неопределенная отсылка к группе актов, правилам, инструкциям, которые не определены точно.

Бланкетный характер носит отсылка к формулярам и иным стандартным формам.

Способы изложения правовых норм и юридическая техника

Соотношение нормы права и статьи нормативного правового акта — это часть общей проблемы соотношения системы права и системы законодательства. Так же как не совпадают система права и система законодательства, не совпадают и норма права и статья нормативного акта.

Их различие состоит прежде всего в том, что они являются исходными элементами разных систем: норма — системы права, статья — системы законодательства.

Статьи нормативного правового акта по отношению к нормам права выполняют те же функции, что и система законодательства выполняет по отношению к системе права: служат их закреплению и внешнему выражению. В силу этого между нормой и статьей нет прямого, «зеркального» соответствия: одна статья может содержать несколько юридических норм и, наоборот, элементы одной и той же нормы могут находиться в нескольких статьях нормативного акта или даже в разных нормативных правовых актах.

Может иметь место и прямое совпадение — в одной статье нормативного правового акта содержится всего одна норма права. Бывает и так, что в отдельные статьи выделяются санкции тех или иных норм. Поэтому, приводя в качестве примера правовую норму в единстве всех ее трех элементов, приходится анализировать несколько статей нормативного правового акта.

Таким образом, проблема состоит в том, чтобы с учетом этих различий и разных способов изложения норм права отыскать все элементы и связи юридической нормы и представить ее в целостном виде.

Излагая правило поведения, законодатель может:

все три элемента логической структуры нормы права включить в одну статью нормативного акта;

несколько правовых норм включить в одну статью нормативного акта;

элементы нормы права изложить в нескольких статьях одного и того же нормативного акта;

элементы нормы права изложить в нескольких статьях различных нормативных актов.

Существуют следующие способы изложения норм права в нормативных правовых актах:

1) прямой, когда все элементы юридической нормы воспроизводятся в статье непосредственно и в очевидной взаимосвязи друг с другом;

2) отсылочный, когда в статье один из элементов юридической нормы указывается путем отсылки к другой, как правило, родственной статье этого же нормативного правового акта;

3) бланкетный, когда в статье указывается на элемент нормы права путем отсылки не к конкретной статье, конкретному законоположению (как это имеет место при отсылочном способе), а к другому нормативному правовому акту, устанавливающему порядок правового регулирования иной сферы общественной жизни, — правилам совершения какого-либо вида деятельности, правилам международного договора и т. п. (например, правилам техники безопасности). В данном случае статья представляет собой нечто вроде «бланка», который заполняется другим законом, другим источником права.

По характеру нормативного обобщения различают следующие способы изложения правовой нормы:

1) абстрактный — правовые предписания излагаются в обобщенном виде: фактические данные охватываются родовыми признаками, при этом норма права распространяется на неограниченное количество случаев. Например, согласно ст. 153 ГК РФ сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Абстрактный способ изложения соответствует более высокому уровню культуры и развития юридической техники;

2) казуистический, или казуальный, — предусматривает указание на конкретные случаи, выступающие в качестве юридических фактов, причем фактические данные описываются с помощью индивидуальных признаков. Казуальный способ поэтому иногда называют описательным, так как в статьях подробно обозначаются права и обязанности, или меры наказания, или правила поведения, которым должны следовать участники правоотношений. Например, в соответствии со ст. 619 ГК РФ «по требованию арендодателя договор аренды может быть досрочно расторгнут судом в случаях, когда арендатор:

1) пользуется имуществом с существенным нарушением условий договора или назначения имущества либо с неоднократными нарушениями;

2) существенно ухудшает имущество;

3) более двух раз подряд по истечении установленного договором срока платежа не вносит арендную плату;

4) не производит капитального ремонта имущества в установленные договором аренды сроки, а при отсутствии их в договоре в разумные сроки в тех случаях, когда в соответствии с законом, иными правовыми актами или договором производство капитального ремонта является обязанностью арендатора».

Важную роль в решении проблемы оптимизации способов изложения норм права играет юридическая техника. Этим понятием охватывается совокупность или система приемов, правил и средств, направленных на подготовку, принятие, изменение либо отмену совершенных по форме, структуре и содержанию законов и подзаконных нормативных актов, а также индивидуальных правовых актов, актов официального толкования права.

К основным средствам законодательной техники относятся: нормативное построение, юридические конструкции, отраслевая типизация, юридическая терминология.

Сегодня при построении норм права используются два противоположных приема. С одной стороны, просматривается дифференциация при изложении содержания структурных элементов норм права. Например, в кодифицированных актах широко распространено помещение гипотез в общую часть кодексов, что препятствует их многочисленным повторениям в статьях и способствует экономичности и компактности в изложении нормативного материала.

Дифференциация при построении норм права характерна для подготовки таких подзаконных актов, как указы Президента РФ, а также ведомственные нормативные акты, т. е. нормативные акты федеральных министерств, федеральных служб и федеральных агентств.

С другой стороны, все чаще используется такой прием, способствующий интеграции элементов норм права, который предполагает изложение всех элементов внутренней структуры правовой нормы целостно: нормативный правовой акт должен не только содержать правила поведения (диспозицию) и те жизненные условия, при которых эти правила начинают действовать (гипотезу), но и предусматривать наличие юридических последствий: карательных, поощрительных, правовосстановительных (санкцию).

Нормативное построение необходимо для того, чтобы любой человек, не имея специального образования, мог понять и самостоятельно осуществить правила поведения, выраженные в нормативном акте.

Юридические конструкции представляют собой схемы-шаблоны, которыми пользуются компетентные органы при разработке юридических документов. Например, Федеральной таможенной службой разработаны унифицированные образцы основных нормативных правовых актов, с помощью которых исполнители могут определить нужные форму и структуру проекта подготавливаемого акта и правильно его сконструировать. Данные образцы при правильном их использовании будут способствовать повышению качества ведомственных нормативных актов.

Отраслевая типизация помогает юристу отнести нормативный документ к той или иной системе норм, регулирующих определенную сферу жизни, т. е. к отрасли права (гражданской, финансовой и т. д.).

С помощью юридической терминологии конкретные понятия приобретают словесное выражение в тексте нормативного акта. Являясь первичным материалом для создания правовых норм, юридические термины имеют сквозное значение в юридической технике. Используя юридические термины, государство в лице своих органов власти говорит на языке права и выражает свою волю, т. е. устанавливает всевозможные запреты, возлагает на юридических и физических лиц и их объединения определенные обязанности, предоставляет возможности для реализации прав и законных интересов.

В юридической литературе юридические термины подразделяют на общеупотребительные, которые используются в обыденной речи и понятны всем, и специально-юридические, которые обладают особым правовым содержанием (аккредитив, деликтоспособность, исковое заявление и т. п.) и служат для обозначения юридических понятий, выражения юридических конструкций, отраслевой типизации и т. д.

Таким образом, специально-юридические термины являются переходным звеном от нормативных предписаний к более сложным пластам правовой материи.

Как с общетеоретической, так и с практической точки зрения для более полного раскрытия особенностей языка законодателей необходимо выделять в особую группу требования, предъявляемые именно к стилю языка закона.

Рассмотрим их подробнее.

1. Логичное изложение норм права. Нормативный материал должен быть правильно и последовательно изложен. При этом данное требование должно соблюдаться автором проекта нормативного акта на всем протяжении создания документа.

Логичное изложение норм права должно выражаться в соблюдении запретов на использование алогизмов, тавтологии, искажения смысла, непоследовательности при изменении ее содержания и других противоречий, приводящих к такой правотворческой ошибке, как смысловой разнобой.

Чтобы избежать подобных лексических ошибок, законодатель должен внимательно относиться не только к правилам, в которых закрепляются конкретные требования, но и к набору средств юридической техники.

Не менее важную роль здесь играют нормативное построение и юридическая терминология, а именно нормы-дефиниции, которые раскрывают значение специфических, не понятных обывателю юридических терминов. Не менее важно и такое средство юридической техники, как отраслевая типизация, ориентирующая юристов, к какой отрасли права следует отнести тот или иной нормативный документ.

2. Компактное изложение норм права. Текст любого закона должен быть четким, без лишних рассуждений, научных дискуссий и эмоциональных характеристик. Например, нельзя использовать такие термины, как «тесное взаимодействие», «высокая эффективность» и т. п., которые могут широко использоваться в отчетах и других ненормативных документах. В связи с этим следует заметить, что даже процедурные нормы законов не должны изобиловать мельчайшими деталями. Они могут иметь место в нормах таких подзаконных актов, как приказы, инструкции, правила.

Текст любого нормативного акта должен быть не только ясен и доступен, но и краток. Правотворческому органу необходимо выражать свои мысли более четко, используя ограниченное количество юридических терминов и фраз. Пространные рассуждения недопустимы — это также следует отнести хоть и не к явным, но все же правотворческим ошибкам.

Помимо этого, необходимо избегать применения сложных предложений, состоящих из множества составных компонентов, изобилующих причастными и деепричастными оборотами, сложноподчиненными конструкциями, которые образуют несколько частей грамматического подчинения, что приводит к загромождению нормативного материала, вызывает трудности при его прочтении и нередко порождает структурно-логические правотворческие ошибки.

3. Системное изложение норм права. Нормы права, как первичные элементы системы права, т. е. особого социального формирования, должны быть внутренне взаимосвязанными, взаимосогласованными и, соответственно, взаимозависимыми.

Нормы, регламентирующие однородные общественные отношения, должны быть объединены в правовые институты (примерами могут служить институт парламентаризма в конституционном праве, институт необходимой обороны в уголовном праве, институт аренды в гражданском праве и т. п.), а те, в свою очередь, должны быть скомпонованы в отрасли права, т. е. в своды правил поведения, регламентирующие определенную сферу общественных отношений.

В свою очередь, правовые институты, объединяясь в подотрасли и отрасли права, осуществляют функции дополнения и согласования с другими частями системы права.

4. Унификация юридической терминологии. В юридической литературе термины, которые используются при создании нормативных актов, обычно подразделяются на три вида: общеупотребительные (земля, вода, мать и т. п.), специально-юридические (договор, оферта в гражданском праве; акциз в финансовом праве, административный штраф и административный арест в административном праве и т. д.) и технические, с помощью которых раскрывается содержание каких-либо технических названий.

Для того чтобы юридические термины были понятны всем субъектам правовых отношений, автор законопроекта должен использовать нормы-дефиниции — специальные нормы права, которые не регулируют общественные отношения, т. е. не содержат правила поведения общего характера, а раскрывают значение того или иного термина.

При подготовке проекта федерального закона законодатель должен либо отменить ранее использованный в законодательстве термин, специально сделав указание на это в соответствующей статье, либо использовать унифицированные термины.

Данное правило следует применять и при подготовке подзаконных актов, в которых необходимо использовать те дефиниции, которые содержатся в нормативных актах, обладающих большей юридической силой, чем подготавливаемый проект.

Нормотворческой ошибкой является использование устаревших понятий, которые утратили свое значение и практически не употребляются.

Помимо этого, нельзя использовать не утвердившиеся как в юридической науке, так и в практике иностранные термины.

Целесообразно использовать только такие иностранные термины, у которых нет замены в русском языке и которые легко воспримут не только юристы-профессионалы, но и граждане.

Помимо этого, важнейшим требованием, предъявляемым к расположению в тексте проекта нормативного акта норм-дефиниций, является их помещение в начале нормативного документа. Выполнение данного правила способствует ясному пониманию текста нормативного акта, логической завершенности его нормативных предписаний.

Если в нормативном акте используется большое количество дефиниций, то их следует поместить в одной статье, расположенной в начале акта, иначе это можно рассматривать как правотворческую ошибку.

5. Ясность. Нормы права должны быть понятны всем гражданам, а не только специалистам. Соблюдение требования ясности, предъявляемого к языку закона, предотвратит возможность расширительного толкования норм права, что в итоге может привести к искажению содержания, «духа» нормативного акта.

Нельзя применять также синонимичные юридические термины. Данное требование вытекает из того, что одни и те же явления могут раскрываться с помощью разных понятий. Использование таких терминов — серьезная правотворческая ошибка.

6. Конкретность. В период построения и регламентации новых общественных отношений в области экономики, политики, социальной сферы и т. п. законодатели, пытаясь показать себя демократами и гуманистами, стремятся приукрасить свои нормативные установки, поэтому они часто стараются придать им торжественность, некую помпезность, в результате чего на свет появляются декларативные нормы.

Такие результаты нормотворчества, как правило, не регулируют общественные отношения, а только закрепляют определенные нормы-декларации, которые также называют лозунгами. Помещать их вместе с нормативным материалом не представляется целесообразным, поэтому законодатели используют правовые конструкции, состоящие из вступительной части (преамбулы), в которой закрепляются декларативные предписания, и основной, т. е. нормативной части документа.

Правотворческая ошибка имеет место, когда нормы-декларации, помещенные в нормативную часть документов, тормозят развитие и динамичность норм права, поскольку лозунговый, декларативный характер нормативных предписаний вызывает необходимость официального толкования предписаний данных актов.

Помимо этого, в проектах законов и подзаконных актов не должны содержаться различные пожелания, советы, а также рассуждения.

Нормативный акт — определенный жанр языкового произведения, поэтому он должен быть написан на официально признаваемом государственном языке. В связи с этим конкретность нормативных предписаний является одним из значимых требований, предъявляемых к языку закона, и его выполнение защищает нормативные предписания от такой правотворческой ошибки, как декларативность стиля изложения, от использования ненужных фраз и предложений, загромождающих текст.

7. Непротиворечивость. Противоречивость нормативного акта является серьезной ошибкой правотворческого органа, так как способствует возникновению коллизий норм, нарушает логическое построение нормативного материала, что в итоге не только затрудняет применение этого акта, поскольку оно невозможно без дополнительного толкования, но и приводит к тому, что акт полностью либо частично будет признан незаконным.

В свою очередь, противоречия можно классифицировать на явные, т. е. видимые, легко обнаруживаемые, и скрытые, которые трудно распознать при первом прочтении акта и которые проявляются в процессе его реализации. Кроме того, следует выделить и кажущиеся противоречия, возникающие при невнимательном, как правило, первом прочтении нормативного документа.

Следующую группу требований составляют требования, предъявляемые к структуре нормативных актов.

1. Требования, предъявляемые к реквизитам нормативных актов.

На первом листе нормативного документа в соответствии с Государственным стандартом организационно-распорядительной документации должны быть указаны: форма (вид) документа; его название, кратко раскрывающее его содержание; название органа власти, принявшего нормативный акт; дата принятия акта; порядковый номер; изображение Государственного герба РФ.

В конце документа указывается место его принятия; ставится подпись лица, принявшего акт, включающая личную подпись (только на подлиннике), его фамилию, инициалы.

Результат несоблюдения данных требований — признание акта ничтожным, т. е. недействительным, а значит, не влекущим правовых последствий.

2. Требования, предъявляемые к преамбулам нормативных актов.

Преамбула, т. е. вступительная часть нормативных актов, необходима в тех случаях, когда требуется разъяснить цели и мотивы принятия нормативного акта.

В преамбуле отмечается актуальность принимаемого акта, отражаются политическая обстановка, причины принятия акта, правовые последствия его принятия. При этом, раскрывая причины принятия того или иного законопроекта, следует использовать унифицированные термины.

Необходимо также отметить, что не следует включать во вступительную часть нормативные положения, требования к отдельным субъектам правоотношений, перечень актов, подлежащих отмене или изменениям и дополнениям, нормы-дефиниции, а также подразделять ее на статьи, пункты и подпункты.

Несоблюдение данного требования, несомненно, приведет к логико-структурным правотворческим ошибкам, что в результате затруднит применение нормативного акта.

3. Требования, предъявляемые к структурному построению нормативного материала.

Нормы права, содержащиеся в законах и подзаконных актах, должны излагаться не сплошным текстом; для более четкого и ясного их понимания нормативные акты имеют составные части. К примеру, в законах это разделы, главы, статьи, части статей, абзацы. Кроме того, кодексы, как уже указывалось выше, обычно имеют в своей структуре общую и особенную части. А такие ведомственные нормативные акты, как приказы, структурно состоят из пунктов, подпунктов и абзацев. Положения, инструкции, правила подразделяются на главы, пункты, подпункты, абзацы.

Нумерация глав производится римскими цифрами, а пунктов и подпунктов — арабскими цифрами с точкой. Номер главы и пункта, как правило, состоит из одного числа: I; X; 5; 12.

Нумерация пунктов по тексту акта является сквозной. Номер подпункта включает номер соответствующего пункта и номер собственно подпункта, которые разделяются точкой (например, 1.1; 2.5). При более мелком делении допускается буквенное обозначение абзацев, отделенное от текста абзацев круглой скобкой. Главы должны иметь заголовок, отражающий в краткой форме их содержание.

4. Требования, предъявляемые к приложениям нормативных актов.

Приложения располагаются после текста нормативного документа, им присваивается соответствующий порядковый номер, который обозначается арабскими цифрами.

Если в проекте нормативного акта приводятся таблицы, графики, образцы документов, бланки, то они помещаются в приложениях и в тексте проекта на них делаются ссылки. Помещение в текст нормативного акта таблиц, графиков и т. п. можно также отнести к правотворческим ошибкам, отвлекающим внимание пользователей документа от его сути и указывающим на недостаточную квалификацию разработчиков норм права.

Соблюдение перечисленных выше требований будет способствовать повышению качества нормативных актов, предотвратит различные правотворческие ошибки, поскольку большинство данных правил вытекает из действующего законодательства, а также из теоретических положений, которые, пройдя проверку временем, послужат основой для проведения мониторинга законодательства и правоприменительной практики.

Еще по теме:

  • Адвокат данилов дмитрий Данилов Дмитрий Васильевич Комментарии к публикациям, ответы на комментарии, новые публикации и все прочие события Скрываются уведомления об ответах на комментарии и прочие частые уведомления Только важные Показываются только уведомления о новых публикациях, днях рождения и прочие […]
  • Как написать заявление на прием Заявление о приеме на работу – образец Заявление о приеме на работу – это документ, который составляется соискателем с просьбой о приеме на работу. Заявление не имеет юридической ценности, однако используется в большинстве организаций, поэтому важно знать, как правильно его составить. В […]
  • Как написать ходатайство о награждении премией Образец ходатайства о награждении почетной грамотой Награждение особо отличившихся сотрудников почетными грамотами – один из наиболее эффективных способов их морального мотивирования к дальнейшему ударному труду. Это право работодателя закреплено в законодательстве РФ. Данный вид […]
  • Рассрочка платежа в исполнительном производстве Заявление о рассрочке исполнения решения суда Для рассрочки платежей присужденных судом подается заявление о рассрочке исполнения решения суда. Такое заявление пишется для рассрочки выплат по исполнительному листу, судебному приказу и в других случаях взыскания. Образец во всех случаях […]
  • Основные конституционные права и свободы человека и гражданина в рф Права и свободы человека и гражданина Права и свободы человека и гражданина В России признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией РФ. Основными из них являются: […]
  • Новый закон для сми Союз журналистов России поддержал создание нового закона о СМИ МОСКВА, 20 июля. /ТАСС/. Союз журналистов России (СЖР) поддержал инициативу президента Торгово-промышленной палаты РФ Сергея Катырина о разработке нового закона о СМИ. Об этом ТАСС в пятницу сообщил председатель СЖР Владимир […]
  • Права на машину в харькове цена Водительские права в Харькове Сколько стоит сделать права? В процессе обучения в автошколах большая часть опасается сдачи экзаменов, поскольку права на ошибку практически нет. Одни начинают панически зазубривать материал, который излагается во время занятий, особенно если они проходят […]
  • Как оформить развод не по месту жительства Как развестись не в том городе, в каком регистрировался брак Ситуации в жизни каждой семьи могут сложиться по-разному, и однажды вполне реально столкнуться с проблемой развода. При этом решение расторгнуть брак может исходить от любого супруга. Для того, чтобы развестись, совсем не […]